TRUE CASUALS

Придирчивое внимание к деталям и акцент на функциональность переносят стилистику countrywear в урбанистическую плоскость.

ВСЕ БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ в России не хотят одеваться и быть как все, а, наоборот стремятся подчеркнуть свою индивидуальность в стиле жизни и одежды. С этим связан происходящий последние несколько лет взрыв субкультур, волнами приходящих с запада, со своей музыкой, стилем одежды и увлечениями. При этом casuals, hools, rude boys, mods, new ravers и другие подводные течения с громкими названиями развиваются в России совсем по-другому, чем на своих исторических родинах.

Сверкающие R’n’B-прикиды носят теперь даже самые отсталые слои населения, эйфория кислотно-угловатого нью-рейва прошла, от мешковатого стрит-фэшна уже понемногу начинают уставать, а правильный городской стиль продвинутых ребят так и норовят перенять гопники с окраин. На российской почве поднимается элитарная мода casual – субкультуры с самыми глубокими историческими корнями и самой придирчивой стилистикой.

Стиль и культура casual родились в Англии из движения модов. В середине 60-х Мод-культура перешла в мейнстрим, а само, чистое мод-движение разошлось по разным направлениям – смягчаясь в сторону более женственной вычурной моды хиппи или ужесточаясь в сторону суровой упрощенной моды «back-to-basics», заимствованной у двух, казалось бы, несовместимых источников – черных ямайских руд-боев и белого рабочего класса. Получившиеся в результате хард-моды, или скины, ориентировались на стиль руд-боев – короткие стрижки, двухцветные мохеровые «тоник» костюмы (их носили ямайкские ска-музыканты и первые черные руд-бои) и до блеска начищенные броги (кожаные ботинки на низком каблуке, разновидность оксфордских ботинок, но с мотивом в форме «W на носке), совмещая его с традиционной рабочей одеждой – ботинками Dr. Martens, куртками-бомберами (классические пилотские куртки из кожи или нейлона, из функциональной одежды милитари перешли в разряд модного и даже культового предмета гардероба), «юнион» рубашками и укороченными выбеленными джинсами. Тогда это считалось верхушкой «айсберга моды», поскольку мир еще был на пути восстановления после второй мировой и дизайном одежды занимались единицы, а не каждый второй, что присуще нашему беззаботному времени.

Те первые хард-моды выделяли себя как класс, и у своих ямайских соседей они позаимствовали музыку, стиль, язык и чувство общности, через которые они и выражали свою изолированность от мейн-стрима, который их не принимал. Это недовольство проявилось и в экстремальной жестокости, которая в глазах большинства британцев стала главной чертой движения скинхедов.

В начале 70-х Suedhead’ы («замшево-головые») и Smooth’ы («гладкоголовые») -стилевые направления скинхедов – добавили в стиль скинов символические элементы джентльменского стиля среднего класса – пальто Crombie (классические строгие шерстяные пальто), туго закрученные зонты и шляпы-боулеры. Возможно, это была попытка дистанцироваться от открытого расизма, с которым тогда ассоциировалась культура хард-модов.

Любимым местом сбора хард модов были молодежные клубы, улицы и футбольные стадионы. В XX веке спорт считался достойной почвой для зарождения национальной идеи, поэтому футбольные стадионы играли важную роль в формировании лексикона скин-культуры.

Для появившихся в начале 80-х кэжуалс в основе всего стояли амбиции и личное богатство. Стиль кэжуал поддерживал те же ценности, которые спорт должен был привносить в рабочую культуру. Моральные ценности находили выражение в идеальном внешнем виде и безупречном внимании к деталям, граничащим с одержимостью. Личная гигиена, чистое белье, идеальный крой и прекрасный самоконтроль – отличие настоящего casual от масс, заполонивших улицы Лондона.

Кэжуалс того времени старались отличаться и от жестокости скинов, и от панк-культуры своих младших братьев, и от среднего класса. Хотя футбол играл одинаково важную роль в развитии и амбициозных кэжуалс, и пролетарских скинхедов. В начале 80-х, когда английский футбол стал популярен в Европе, футбольные кэжуалс стали ездить со своими любимыми клубами в Италию, Францию и т. д. Улучшение внешнего вида британского футбольного братства и поддержка своей команды стали для кэжуалс вопросом национальной гордости. Очевидный контраст между прикидом английских фанатов и безукоризненной одеждой их французских и итальянских соперников спровоцировал настоящую стилистическую революцию, в одежде кэжуалс начали доминировать европейские брэнды – Filla, Ellesse, Lacoste, Tacchini, Adidas, Stone Island, C.P.Company, Fred Perry, Pringle и Lyle & Scott.

Из культуры модов кэжуалс переняли космополитический взгляд на моду и идеальное чувство стиля, комбинируя все это с одеждой для спорта. Причем для кэжуалс спорт был связан с именно с отдыхом, потому что с их богатством и успехом они могли позволить себе активный отдых в одежде люксовых марок, которые и до сих пор диктуют моду casual во всем мире.

Ветераны стрит-стайла до сих пор не могут прийти к согласию относительно происхождения кэжуала 80-х; вырос ли он из ливерпульского ScaHie из района Scotland Road или из манчестерских Perries. Но в начале XXI века именно Манчестер заново открывает стиль casual. Его до сих пор определяют такие брэнды, как Pringle и Lyle & Scott, дополняются они норвежской походной и экологичной стрит-кэжуал одеждой, а так же брэндами Aquascutum, Burberry и Belstaff. Важно, что почти во все времена в стилистике casual использовалось сочетание классических дизайнерских вещей со стритовыми, что верно и по сей день.

В 2002 году Найджел Лоусон и Стивен Сандерсон открыли джентльменский аут- фиттер Oi Polloi в самом сердце северного квартала Манчестера. Бывший центр текстильной индустрии города, этот район был восстановлен, и теперь здесь настоящий улей творческого сообщества Манчестера.

Как бы вы описали свой стиль?

Стивен Сандерсон: Классический дизайн – прежде всего остального, классические лэйблы и брэнды. Люблю вещи, которые не стареют, не выходят из моды. Это смесь функциональной загородной одежды и спортивного кэжуала. Мне нравятся традиционные вощеные ткани и действительно хайтековский Gore-Tex. В этом есть какая- то показная роскошь – знать, как хорошо вещь «работает», даже если ты никогда не будешь ее использовать по назначению. Это как купить Porshe – ты никогда не будешь вести его на полной скорости. Обувь тоже очень важна – Adidas, Nike, Springscourt, Superga и Vans с начала 70-х или 80-х.

Найджел Лоусон: Для меня идеал – Квинси. У него был идеальный гардероб: светло-голубые Gazelle (модель кроссовок Адидас), слаксы Farah карамельного цвета, куртки Harringtons (легкие куртки с вязанными резинками на конце рукавов и на поясе, часто с клетчатой подкладкой, сделаны британской фирмой Baracuta. Их носили сначала моды и скины 60-х, а потом уже стали носить разные последователи этих субкультур), Catalinas, куртки сафари, кардиганы Lacoste, рубашки в клетку на пуговицах, дэковые ботинки, дешевые желтые рыбацкие куртки, Mungsigwear.

А что интересует вас в стиле Кэжуал, и как вы видите его развитие сегодня?

Стивен Сандерсон: Как я говорил, мне нравится функциональный аспект спортивной и загородной одежды, потому что она придумана, чтобы делать что-то, а не просто быть модной. Меня не интересует мода ради моды. Красота в том, что одежда позволяет делать что-то, все детали заточены, чтобы выполнять определенную функцию; когда ты надеваешь все лучшее, и при этом все детали продуманы и сделаны красиво. Для меня это и есть связь с casual.

Найджел Лоусон: Наверное, это еще и привязанность к дорогой одежде, как в мод-культуре 60-х. У некоторых из этих ребят шерстяные костюмы были дороже, чем у их боссов. Еще – какая-то общая любовь к итальянской и французской одежде – обувь и костюмы из Италии, кеды Springcourt и французские вязаные вещи из тонкой шерсти. Я попал в кэжуал в 11 лет и оставался в нем до 17, а то, что я носил тогда и что ношу сейчас связывают кроссовки. Это было упрощенное «dress-down» движение – джинсы, классическая европейская и американская одежда, свитера под горло Cerutti, вельветовые брюки и «пустынные» ботинки – но все полностью продумано. Ты думал о наряде в целом, и поэтому он был идеален. Вещи появлялись и выходили из моды через месяц. Что мне нравилось в этом, так это детали. Каждая вещь должна была быть в тему и точно сочетаться со всем остальным, надевал ли ты охотничью одежду или спортивный костюм. Мне кажется, что между тем, что я носил тогда, и тем, что я ношу сейчас, нет особой разницы, потому что эти вещи были и остаются идеальными. Разница в том, что сейчас меньше выбора. Функциональность, качество, подлинность стиля, цвет, форма очень важны. Все долж-но выглядеть отлично.

А кэжуал 80-х влияет на то, что вы делаете?

Стивен Сандерсон: Штука с Fred Perry пришла из скинхэд-периода, до того как кэжуалс перешли на люксовые брэнды. Мне кажется, одеваться в брэнды с головы до ног и ходить с зонтиком Burberry под мышкой – продолжение кэжуал-подхода, попытка перещеголять друг друга, выпендриться. Шляпы deerstalker наверняка пришли из-за этого отношения, они выглядят совершенно по-другому на молодых городских парнях с длинными волосами. Люди берут первоначальный стиль и переворачивают его, превращают во что-то другое.

По-вашему, casual связан с дендизмом?

Стивен Сандерсон: Все должно быть классическим и необыкновенно деликатным – ширина подгиба, воротник на джемпере, логотип. Неделя за неделей все меняется, люкс становится дешевкой, и самое главное – не отставать. Причем, ты либо знаешь об этом, либо нет, а большинство людей этого даже не замечает. Мельчайшие детали могут распознать только люди, которые сами в этом разбираются и сами увлекаются.

Найджел Лоусон: Это слегка одержимый подход к одежде, нонконформизм, стремление носить брэнды, которые простой рабочий парень носить не должен. Хотя денди не имеют социального слоя, они безклассовы, но их любовь к твиду, мягкому хлопку, шарфам, курткам, брюкам, тростям, чемоданам – все это разделяют кэжуалс.

Джейсон Эванс годами фотографирует кэжуалс и знает все об их эстетике.

Почему ты фотографируешь кэжуалс?

Джейсон Эванс: В их продуманной умеренности есть что-то невероятно привлекаельное. Кэжуалс моей молодости носили вельветовые брюки цвета синий элекрик и яркие рубашки Fred Perry, что многим не покажется сдержанным, но, я думаю, люди часто путаются в том, что такое сдержанность. Они ассоциируют ее только с мрачной серьезностью, но есть что-то сдержанное и недосказанное в упрощенном образе кэжуалс, что-то, в то же время, чересчур яркое и показное.

Кэжуал – преемники дендизма?

Джейсон Эванс: По мне, кэжуалс – настоящие современные денди. Люди думают, что денди означает пижонство, но в реальности кэжуал-движение настроено радикально против этого. Предполагаю, когда вы посмотрите на шейные платки Джорджа Браммела или Бодлера с позиции XXI века, то, конечно, они кажутся вычурными; но если смотреть на них в контексте – они вполне минималистичны. Кэжуалс такие же.

Российские последователи стиля casual очень гордятся своими «британскими корнями» и стараются следовать всем заповедям манчестерских законодателей стиля. Но все же, главный враг отечественных кэжуалс – китайская подделка. Классические мировые casual-брэнды российские кэжуалс уже не носят, потому что теперь его покупают в переходах и носят именно те «рабочие пацаны», от которых амбициозные кэжуалс всегда старались дистанцироваться. Достать настоящую вещь и не нарваться на подделку, носить редкие брэнды, которые в России никто не знает, и потому не подделывают – вот главная допзадача столичных денди.

Дмитрий, 22 года, госслужащий.

Почему ты увлекся движением casual?

Дмитрий: Заинтересовался я этим в конце 90-х – начале 20оо-х, когда движение casual начинало приобретать все больше своих почитателей в России. В то время уже не хотелось быть частью «серой массы» нашего общества, которое пародировало обложки западных модных журналов, а хотелось чего-то нового, эксклюзивного и индивидуального, как в жизни, так и в стиле одежды. Я считаю, что «модно то, что не модно», и мне очень не хочется, чтобы все люди ходили как клоны. Мой отец всегда привозил мне из-за границы кроссовки и одежду, которая была в единичном экземпляре, и поэтому я дорожил этими шмотками и особенно кроссовкам. С тех пор больше всего схожу с ума по олдскульным кроссовкам! После 2000 года это движение еще больше стало развиваться, потому что уже не только футбольные хулиганы стали носить эту специфическую одежду, но и обычные парни, которым было интересно само движение. Когда все начиналось, мы с трудом приобретали вещи за границей. Но все изменилось – теперь уже не проблема найти все, что пожелаешь в таких магазинах как «Третий Рим», Kixbox, Leform, UK style.

Откуда ты узнаешь о старом и новом в стилистике casual?

Информацию о всех движениях, изменениях стиля casual я черпал сначала от старших товарищей, которые часто гоняли в Европу, и из специальных книг, которые они от туда привозили, а сейчас – с различных сайтов и форумов в Интернете, где всегда можно найти какие-то свежие новости о брэндах, а также тенденции развития стиля. Жалко только, что все книги на иностранных языках…

Как ты относишься к тому, что многие брэнды начинают «занашивать» простые ребята, ведущиеся на подделки?

Это происходит, потому что какой-то брэнд очень раскручивается и получает широкую огласку, а после этого его пытается купить каждый casual и модник. В итоге такие брэнды, как Lacoste, Fred Perry, Burberry, Stone Island и другие становятся попсой, и их начинают носить обычные люди, тусовщики и гопники, не понимающие, что почем. После этого у нас такие брэнды уже не в почете, и мы, к сожалению, от них начинаем отходить. Но на смену старым приходят новые, с более интересным модельным рядом и новыми технологиями тканей, как, например, С.Р. Company.

Что думаешь о будущем стиля Casual?

Мне кажется, стиль саsual только набирает обороты и укореняется у нас в стране, поскольку с каждым годом в России становится больше ярких индивидуальностей, которые проявляют себя в умении одеваться, комбинировать классические вещи со street fashion, сочетать цвета и подбирать контраст, чтобы вещи не сливались в «кашу». Еще развитию движения способствует рост благосостояния молодежи, что позволяет ребятам путешествовать, общаться с иностранными кэжуалс, что-то у них заимствовать, а потом это развивать у нас. Ну, а если смотреть глобально, то тенденции стиля casual проявляются у многих мировых дизайнеров. Так, например, дизайнер консервативного Burberry в своей коллекции осень-зима 2007-2008 года убрал со всех вещей клетку и весь модельный ряд сделал молодежным. Casual вечен, он не стоит на месте и всегда идет в ногу со временем, постоянно втягивая в себя новых людей и брэнды.

Павел 20 лет.

Почему ты увлекся движением casual?

Интерес к casual у меня возник из-за любви к футболу как к главной составляющей этой культуры. Идеалом одежды стал для меня некий симбиоз функциональности, универсальности, практичности и, конечно, дизайна. Мне стали интересны не только брэнды и дизайнеры, но и материалы, фактура, технология производства.

А откуда ты узнаешь все новости?

В первую очередь – это переписка с англичанами, с законодателями моды. Плюс, разумеется, книги, журналы и Интернет.

Как ты относишься к «обесцениванию» некоторых casual-брэндов?

Павел: В основном, это проблема компаний, которые ведут странную маркетинговую политику, подстраиваясь и делая вещи для всех. Из-за этого постоянно приходится отказываться от некогда культовых марок. Но это, в принципе, и есть главный двигатель развития. Люди начинают искать все более новые, эксклюзивные брэнды, вспоминают забытое старое, и все начинается по новой.

Как ты видишь будущее стиля casual?

Золотой век casual 80-х и 90-х прошел, как ни крути. Была идея, были гениальные люди… Но сейчас развитие casual не остановилось – взять, к примеру, оригинальные как по внешнему виду, так и технически, 6876 и Mrgaret Howell – для культуры это словно глоток свежего воздуха. Сейчас время переосмысления, нового взгляда. Для меня casual-образ входит в консервативные рамки, но при этом всегда меняется, совершенствуется. Сегодняшний образ кэжуалс для меня складывается из переплетения винтажных вещей 80-х и 90-х с современными марками, соответствующими критериям удобства, практичности и функциональности, пусть там будет немного аутдора и немного streetwear, но только в разумных количествах. Я смотрю на будущее оптимистично, видя только четкие шаги вперед, хотя пока немного робкие.

С разрешения журнала «Хулиган» (сентябрь/2007)
Текст: Юлия Гордина и Дмитрий Тюрин

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>


Обувь